Алиса в стране чудес Lewis Carroll Alice's Adventures in Wonderland Перевод  Демуровой  Н.М Добавить в избранное

 

 

"Алиса в Стране Чудес" перевод А. Кононенко

Глава 11
КТО УКРАЛ ПИРОГИ

Когда Алиса с Грифоном прибежали, вокруг Короля с Королевой всея Червей, восседавших на троне, собралась огромная толпа. Здесь были птицы и звери всех мастей. Кстати и вся колода карт была в сборе. Среди карт охраняемый двумя солдатами стоял и Валет, закованный в цепи. Возле Короля стоял Белый Кролик, держа в руках пергаментный свиток и тонкий рожок. В самом центре зала суда на стол взгромоздили огромный поднос с пирогами. У пирожков был такой аппетитный вид, что от одного только взгляда на них у Алисы заурчало в животе. "Поскорее бы суд закончился", - подумала она, - "да раздали бы эти вкусности, чтоб подкрепиться". Однако, судя по всему, надеяться на это не приходилось. Поэтому Алиса принялась рассматривать все вокруг, дабы скоротать время.
Она никогда раньше не присутствовала на уголовном процессе, зато читала об этом в книжках. И теперь Алиса с огромным удовольствием обнаружила, что может назвать всех участников процесса. "Вон судья, так как он в пышном парике", - сказала она про себя.
Между прочим, судьей был Король. Корону он нелепо напялил поверх парика, что, видимо, причиняло ему значительные неудобства, да и смотрелось это как-то неподобающе.
"Это вот скамья присяжных", - продолжала проверять себя Алиса, - "А те двенадцать животных на ней (она назвала их животными, поскольку тут были и звери, и птицы), скорее всего и есть присяжные". Последнее слово она повторила про себя раза три с великой гордостью. Гордиться этим конечно можно было. Как она справедливо полагала. Многие в ее возрасте не только не знают значения этого слова, но даже правильно произнести его не могут. Но как бы там ни было, правильнее всего было бы сказать "присяжные заседатели".
Все двенадцать присяжных что-то старательно писали в своих планшетах. "Что они делают?" - шепотом спросила Алиса у Грифона, - "Что можно записывать, если процесс еще не начался?!"
"Они записывают свои имена", - также шепотом ответил Грифон, - "Боятся забыть их к концу процесса".
"Балбесы!" - начала было громко возмущаться Алиса, но осеклась, как только Белый Кролик вскричал: "Тишина в суде!!!" Король же надел очки и стал заботливо искать взглядом, кто говорит.
Алиса, сидя за скамьей присяжных, видела, как присяжные также старательно записывали в планшетах "Балбесы!". Она даже услышала, как кто-то из них испуганно спрашивал у соседа, как правильно писать: "балбесы" или "болбесы". "Да, хорошенькая же неразбериха будет в их планшетах к концу процесса!" - подумала Алиса.
У одного из присяжных скрипел карандаш. Алиса, конечно же, не смогла этого вынести. Она пересела позади него и, улучшив момент, выдернула карандаш из его рук. Алиса сделала это так ловко и быстро, что бедный маленький присяжный (а это был лисенок Ли) так и не смог понять, куда он задевался. Поискав карандаш около себя, он в конце концов был вынужден писать пальцем, хотя толку от этого было мало, ведь никакого следа не оставалось.
"Глашатай, зачитай обвинительное заключение!" - сказал Король.
Белый Кролик трижды протрубил в рожок, развернул пергаментный свиток и провозгласил:

"В один летний день случилась беда!
Королева Червей напекла пирогов.
Украл их Валет, не имея стыда,
И был с ними таков".

"Выносите вердикт", - обратился Король к присяжным.
"Нет еще! Еще нет!" - поспешил вмешаться Кролик, - "До этого нужно еще многое сделать!"
"Тогда вызови первого свидетеля", - буркнул Король.
Кролик снова протрубил три раза и выкрикнул: "Первый свидетель!!!"
Первым свидетелем оказался Сапожник. Он вошел с чашкой чая в одной руке и куском бутерброда в другой. "Простите, ваше величество, что я явился с этим", - начал Сапожник, - "Но я не успел закончить пить чай, когда за мной пришли".
"Должен был закончить", - заметил ему Король и спросил, - "А когда ты начал?"
Сапожник взглянул на Мартовского Зайца, который явился вслед за ним, ведя за руку Сурка, и ответил: "Четырнадцатого марта, по-моему".
"Пятнадцатого", - буркнул Мартовский Заяц.
"Шестнадцатого", - пробормотал сурок.
"Запишите это", - обратился Король к присяжным. Те старательно записали все три даты, затем сложили их и привели свидетельские показания к среднему показателю - двадцать два рубля пятьдесят копеек.
"Что ты нацепил на голову?! Сними же ты, наконец, этот дурацкий свой сапог!!" - приказал Король Сапожнику.
"Это не мой", - испуганно сказал Сапожник.
"Украл!!!" - воскликнул Король, оборачиваясь к присяжным, которые мигом отметили в своих планшетах этот факт.
"Я держу сапоги для продажи", - стал объяснять Сапожник, - "Поэтому у меня нет своих. Я - сапожник". При этих словах Королева напялила очки и пристально уставилась на него. Сапожник побледнел и заерзал.
"Давай свои показания. И прекрати дрожать, или я прикажу казнить тебя здесь же, и сейчас же", - сказал Король, чем, похоже, вовсе не ободрил его. Сапожник продолжал переминаться с ноги на ногу, тревожно поглядывая на Королеву. Он так разволновался, что вместо бутерброда откусил край чашки.
В тот же миг Алиса почувствовала себя очень странно. Это весьма беспокоило ее, пока она не поняла, что просто снова стала расти. Сперва Алиса подумала, что ей следовало бы покинуть зал суда. Но затем она решила остаться, пока хватит места.
"Не дави на меня так", - проворчал Сурок, который сидел рядом с ней, - "Я уже еле дышу".
"Ничем не могу помочь", - весьма робко ответила Алиса, - "Я расту".
"Здесь расти ты не имеешь права", - буркнул Сурок.
"Не говорите ерунду", - уже смелее сказала Алиса, - "Вы ведь, знаете ли, тоже растете".
"Да, но с разумной же скоростью, а не таким безумным образом", - проворчал в ответ Сурок, встал и пересел в другой конец зала.
В этот момент Королева, все это время непрерывно сверлившая взглядом Сапожника, приказала одному из охранников принести список певцов с последнего концерта. Услышав это, Сапожник от страха аж так подпрыгнул, что выскочил из своих сапог.
"Давай свои показания!" - сердито повторил Король, - "А то я тебя казню, не зависимо от того, дрожишь ты или нет".
"Я бедный человек, ваше величество", - начал сапожник дрожащим голосом, - "И не успел я присесть попить чаю... не прошло и недели... а хлеб с ватрушками так утончился... а тут еще это "тили-дили, трали-вали"..."
"Что еще за "трали-вали, тили-дили"?" - недоумевал Король.
"Ну, когда мы разливали... ватрушки в кружки... и все с ума тут посходили..." - отвечал что-то несуразное, заикаясь от страха, Сапожник.
"Кто тут с ума посходил?!! Ты что, меня дураком считаешь?!" - "А ну, давай по существу!!!"
"Я бедный человек", - лепетал Сапожник, - "А тут еще после всего случившегося такое "дили-вили" началось.., что Мартовский Заяц сказал..."
"Не говорил!" - торопливо перебил Заяц.
"Говорил!" - настаивал Сапожник.
"Я это отрицаю!" - закричал Мартовский Заяц.
"Он это отрицает", - согласился Король, - "Пропусти эту часть".
"Что ж, так или иначе, но Сурок сказал..." - продолжил было Сапожник, но боязливо оглянулся, не станет ли и он отрицать. Однако Сурок ничего не отрицал, поскольку спал мертвецким сном.
"...После этого", - возобновил рассказ Сапожник, - "Я намазал маслом еще хлеба..."
"А что же Сурок сказал-то?" - спросил один из присяжных.
"Я это не могу вспомнить", - ответил Сапожник.
"Ты должен вспомнить", - заметил ему Король, - "Или тебя казнят!"
Несчастный Сапожник выронил свою чашку с бутербродом, опустился на одно колено и взмолился навзрыд: "Я бедный человек, ваше величество..."
"Твоя речь бедна очень", - перебил его Король.
Тут какая-то морская свинка зааплодировала от восторга, за что и была незамедлительно подавлена. (Поскольку слово это довольно-таки непонятное, объясняю, как это делалось. Охранники держали наготове большие холщовые мешки, горловины которых стягивались шнурком. В один такой мешок они-то и запихали вниз головой морскую свинку и сели сверху на мешок.)
"Хорошо, что удалось посмотреть на это", - подумала Алиса, - "В газетах часто читаешь в конце судебной хроники: "...Было несколько попыток нарушения процессуального порядка, однако охрана незамедлительно подавила их...", - а я до сих пор не знала, что это значит".
"Если тебе нечего больше добавить", - сказал Король, - "возьми себя в руки и встань на ноги".
"Я на ногах и стою. А взять себя в руки не могу, так как они заняты", - пробормотал Сапожник.
"Тогда возьми себя в ноги и встань на руки", - буркнул Король.
Тут восторженно зааплодировала другая свинка и была подавлена.
"Ну вот, со свинками покончено! Так-то будет лучше", - подумала Алиса.
"Я все же должен допить свой чай", - пролепетал Сапожник, с тревогой глядя на Королеву, которая внимательно изучала список певцов.
"Можешь идти", - разрешил Король. Сапожник с такой поспешностью покинул зал суда, что забыл свои сапоги.
"И отруби ему голову на выходе", - добавила Королева, обращаясь к одному из охранников. Но прежде чем он добрался до двери. Сапожник исчез бесследно.
"Вызвать следующего свидетеля!" - приказал король.
Следующим свидетелем была кухарка Герцогини, которая даже в суд явилась с увесистой перечницей в руке. Между прочим, Алиса догадалась об этом еще до ее появления, поскольку те, кто стоял у двери, разом зачихали.
"Давай свои показания", - сказал ей Король.
"Не дам!" - отрезала кухарка.
Король растеряно посмотрел на Кролика, который тут же тихо сказал ему: "Ваше величество должно произвести перекрестный допрос этого свидетеля". "Ну, должен, так должен", - угрюмо пробурчал Король. Затем он скрестил на груди руки, уставился на кухарку, так скосив глаза к переносице, что тех стало почти невидно, и спросил басом: "С чем были пироги?"
"Большинство с перцем",- ответила кухарка, а из-за ее спины послышался сонный голос, - "С медом".
"Взашей этого Сурка!!! Обезглавить этого Сурка!!! Вышвырнуть прочь этого Сурка!!!" - взревела Королева,- "Подавить его! Защипать! ЗапинатьУсы ему выщипать!"
На несколько минут все в суде были взбудоражены выдворением Сурка. Когда же все успокоились и расселись по местам, оказалось, что кухарка исчезла.
"Ничего страшного!" - произнес Король с великим облегчением, - "Вызывай следующего свидетеля". И уже в полтона добавил, обратившись к Королеве: "Дорогая, перекрестный допрос этого свидетеля должна будешь ты произвести. У меня от этого уже голова болит".
Алиса с любопытством следила, как Кролик теребит в руках свиток. Ей не терпелось увидеть, кто же будет следующим свидетелем. "Маловато показаний они добыли пока что", - подумала Алиса. Каково же было ее удивление, когда Кролик прочитал тонким пронзительным голосом, на какой только был способен: "Алиса!!!"

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13

На главную

 
Содержание:
[ Карта сайта ]