Алиса в стране чудес Lewis Carroll Alice's Adventures in Wonderland Перевод  Демуровой  Н.М Добавить в избранное

 

 

"Приключения Алисы в Стране Чудес" Перевод Ю. Нестеренко

Глава XII. Показания Алисы

- Здесь! - крикнула Алиса, совершенно забыв от волнения, как она выросла за последние несколько минут, и вскочила столь поспешно, что опрокинула краем юбки скамью присяжных, так что те посыпались на головы толпы внизу и так и остались лежать вокруг, весьма напоминая золотых рыбок из аквариума, который она нечаянно опрокинула неделю назад.

- Ой, простите, пожалуйста! - воскликнула она в ужасном смущении и принялась торопливо подбирать их, поскольку в голове у нее все стоял тот случай с рыбками, и ей смутно чудилось, что присяжных надо собрать и посадить обратно на скамью как можно быстрее, или они умрут.

- Процесс не может продолжаться, - веско изрек Король, - пока все присяжные не будут на надлежащих местах - все, - повторил он, подчеркивая последнее слово и сурово глядя на Алису.

Алиса взглянула на скамью и увидела, что в спешке сунула Ящерицу Билла вверх ногами, так что бедняга лишь меланхолично помахивал хвостом, не имея возможности двигаться. Она быстро вытащила его и посадила правильно; "впрочем, это не так уж важно, - сказала она себе, - пожалуй, что так, что этак - пользы для суда от него одинаково".

Как только присяжные более-менее оправились от потрясения, вызванного падением, а их доски и карандаши были найдены и вручены им, они тут же приступили к работе, с великим усердием записывая историю происшествия - все, кроме Ящерицы Билла, который, как видно, все никак не мог прийти в себя и лишь сидел с открытым ртом, уставясь в потолок.

- Что вам известно об этом деле? - обратился Король к Алисе.

- Ничего, - ответила Алиса.

- Вообще ничего? - упорствовал Король.

- Вообще ничего, - подтвердила Алиса.

- Это очень важно, - сказал Король, поворачиваясь к присяжным. Они уже начали записывать это на своих досках, когда Белый Кролик перебил его.

- Ваше величество, конечно, имели в виду неважно, - сказал он очень почтительным тоном, но при этом смотрел на Короля сердито и корчил ему страшные рожи.

- Конечно, я имел в виду неважно, - поспешно сказал Король и принялся бормотать вполголоса "важно - неважно - важно - неважно...", словно пытался определить, какое из слов звучит лучше.

Одни присяжные записали "важно", другие - "неважно". Алиса видела это, поскольку стояла достаточно близко, чтобы смотреть на их доски; "однако это не имеет никакого значения", - подумала она про себя.

В этот момент Король, который перед этим что-то торопливо писал в записной книжке, воскликнул: "Тишина!" и прочел по книжке:

- Правило Сорок Два. Всякий, чей рост превышает милю, должен покинуть зал суда.

Все посмотрели на Алису.

- Во мне нет мили, - сказала Алиса.

- Есть, - сказал Король.

- Почти две мили, - добавила Королева.

- Ладно, в любом случае я не уйду, - сказала Алиса, - к тому же это не настоящее правило, вы его только что выдумали.

- Это самое старое правило в книге, - сказал Король.

- Тогда бы оно было Номер Один, - сказала Алиса.

Король побледнел и поспешно захлопнул книжку.

- Выносите вердикт, - обратился он к присяжным тихим дрожащим голосом.

- Есть еще одно доказательство, с позволения вашего величества, - сказал Белый Кролик, торопливо вскакивая с места, - только что найдена эта бумага.

- Что в ней? - спросила Королева.

- Я еще не открывал ее, - ответил Белый Кролик, - но, кажется, это письмо, написанное подсудимым... ээ... кому-то.

- Так и должно быть, - заметил Король, - писать никому, знаете ли, слишком уж необычно.

- Кому оно адресовано? - спросил один из присяжных.

- На нем вовсе нет адреса, - ответил Белый Кролик, - тут вообще ничего не написано снаружи, - он развернул бумагу, пока говорил, и добавил, - на самом деле, это вообще не письмо; это стихи.

- Написаны почерком подсудимого? - спросил другой присяжный.

- Нет, - ответил Белый Кролик, - и это-то как раз самое подозрительное. (Присяжные растерялись.)

- Очевидно, он подделал чужой почерк, - сказал Король. (Присяжные вновь просветлели.)

- С позволения вашего величества, - сказал Валет, - я не писал этого, и они не могут доказать обратного: в конце не подписано имя.

- Если вы не подписались, - сказал Король, - это лишь ухудшает ваше положение. У вас должен был быть злой умысел, иначе вы бы поставили подпись, как честный человек.

Раздались общие аплодисменты: это была первая по-настоящему умная вещь, сказанная Королем в этот день.

- Это доказывает его вину, - сказала Королева.

- Это не доказывает ничего подобного, - сказала Алиса. - Вы ведь даже не знаете, о чем эти стихи!

- Прочтите их, - сказал Король.

Белый Кролик надел очки.

- Откуда мне следует начать, ваше величество? - спросил он.

- Начните сначала, - серьезно сказал Король, - и читайте, пока не дойдете до конца; тогда остановитесь.

Вот стихи, которые прочитал Белый Кролик:

Они твердят: бывая с ним,

Меня назвали вы.

"Он мил, - она сказала им, -

Но не пловец, увы."

Он им сказал, хоть я не знал

(А правда им видна):

Что было б с вами, коль скандал

Раздула бы она?

Я ей - один, они им - два,

А вы нам - три иль пять;

Моими бывшие сперва,

Вернулись к вам опять.

И будь я в дело вовлечен,

Иль хоть она - тогда

Их отпустить велел бы он

Свободно, как всегда.

Лишь тот припадок с ней виной

(Как замечал я всем),

Что больше вам не быть стеной

Меж нами, им и тем.

Что ей так нравятся они,

Пускай не знает свет.

Ему - ни слова! Сохрани

Меж нами наш секрет.

- Это самое важное свидетельство из всех, что мы слышали доселе, - сказал Король, потирая руки, - так что пусть присяжные...

- Если кто-нибудь из них сможет объяснить эти стихи, - сказала Алиса (она так выросла за последние минуты, что ничуточки не боялась перебивать его), - я дам ему шестипенсовик. Я не верю, что здесь есть хоть капля смысла.

Присяжные дружно записали на своих досках "Она не верит, что здесь есть хоть капля смысла", но никто из них не попытался объяснить стихи.

- Если здесь нет смысла, - сказал Король, - это избавляет нас от проблем, поскольку, сами понимаете, нам не придется искать таковой. И я еще не знаю... - продолжал он, разворачиваю бумагу со стихами у себя на колене и глядя на них одним глазом, - мне кажется, кое-какой смысл тут есть, в конце концов: "Но не пловец, увы" - вы не пловец, не так ли? - добавил он, поворачиваясь к Валету.

Валет печально покачал головой.

- Разве я похожу на пловца? - сказал он. (Он, несомненно, не походил, будучи целиком сделан из картона.)

- Очень хорошо, пойдем дальше, - сказал Король и принялся бормотать стихи про себя. - "А правда им видна" - это, конечно, про присяжных... "Я ей - один, они им - два" - ага, вот что он сделал с тортами, понимаете ли...

- Но там дальше "Вернулись к вам опять", - заметила Алиса.

- Ну так вот же они! - торжествующе воскликнул Король, указывая на торты на столе. - Ничто не может быть яснее, чем это. Затем опять - "Лишь тот припадок с ней виной" - дорогая, я думаю, у тебя никогда не бывает припадков? - обратился он к Королеве.

- Никогда! - яростно закричала Королева, швыряя чернильницу в Ящерицу Билла. (Несчастный маленький Билл к этому времени уже перестал писать на доске пальцем, обнаружив, что он не оставляет следа; но теперь он снова принялся торопливо писать, пользуясь - пока их хватало - чернилами, стекавшими по его лицу.)

- Тогда это отпадает, - сказал Король, с улыбкой оглядывая зал. Стояла мертвая тишина.

- Это каламбур, - сердито добавил Король, и все засмеялись. - Пусть присяжные вынесут свой вердикт, - сказал Король, должно быть, уже в двадцатый раз за день.

- Нет, нет! - сказала Королева. - Сначала приговор - потом вердикт.

- Чушь и ерунда! - громко сказала Алиса. - Что за идея - выносить сначала приговор!

- Придержите язык! - крикнула Королева, багровея.

- И не подумаю! - ответила Алиса.

- Отрубить ей голову! - завопила Королева во весь голос. Никто не двинулся.

- Кому вы страшны? - сказала Алиса (к этому времени она уже выросла до своего нормального размера). - Вы всего-навсего колода карт!

И тут все карты поднялись в воздух и посыпались на нее; она слегка вскрикнула, наполовину от страха, наполовину от гнева, и попыталась отбиться от них... и обнаружила, что лежит на берегу реки, положив голову на колени сестры, которая осторожно смахивает с ее лица сухие листья, упавшие с деревьев.

- Просыпайся, Алиса, дорогая! - сказала сестра. - Ох, ну и долго же ты спала!

- Ой, я видела такой удивительный сон! - сказала Алиса, и рассказала сестре - насколько она могла вспомнить - про свои странные приключения, о которых вы только что прочитали; и когда она закончила, сестра поцеловала ее и сказала: "Это и в самом деле был удивительный сон, дорогая; но теперь беги домой, а то опоздаешь к чаю." И Алиса встала и побежала, думая на бегу (насколько она могла это делать), какой же это все-таки был чудесный сон.

Но ее сестра осталась сидеть на берегу, склонив голову на руку, глядя на закат и думая о маленькой Алисе и всех ее чудесных приключениях, пока тоже не начала дремать, и вот что ей привиделось:

Сначала ей грезилась маленькая Алиса: снова миниатюрные ручки смыкались на ее колене, снова блестящие нетерпеливые глаза смотрели на нее снизу вверх - она могла расслышать каждый оттенок ее голоса, и видела этот забавный жест, когда Алиса встряхивает головой, откидывая вечно лезущие в глаза волосы - и в то же время она слышала - или ей так казалось - как все вокруг ожило и наполнилось странными существами из сна ее сестренки.

Длинная трава шелестела у ее ног - это спешил Белый Кролик; перепуганная Мышь с плеском плыла по соседней луже; слышно было, как гремят чайные чашки за столом у Мартовского Зайца и его друзей, продолжавших свое бесконечное чаепитие, и как резкий визгливый голос Королевы осуждает на казнь несчастных гостей; снова малыш-поросенок чихал на колене у Герцогини, в то время как вокруг бились тарелки и блюдца; снова слышался крик Грифона и скрип грифеля Ящерицы Билла, и полузадушенные взвизгивания подавленных морских свинок сливались с далекими рыданиями несчастного Якобы Черепахи.

Так она сидела с закрытыми глазами, почти поверив, что находится в Стране Чудес, хотя и знала, что стоит ей снова открыть глаза, и все вокруг превратится в скучную реальность - трава просто шелестит на ветру, а вода журчит оттого, что качается тростник; звон посуды превратится в позвякивание овечьих колокольчиков, а пронзительные крики Королевы станут голосом мальчишки-пастуха; чихание ребенка, и восклицания Грифона, и все прочие странные звуки окажутся (она знала это) просто смешанным шумом скотного двора, а мычание далекого стада займет место тяжких стенаний Якобы Черепахи.

И наконец она представила себе, как ее маленькая сестренка в свое время сама станет взрослой женщиной; и как она сохранит, даже и в зрелые годы, простое и любящее детское сердце; и как она соберет вокруг себя уже других маленьких детей, и заставит их глаза блестеть от страстного желания услышать необыкновенные истории, может быть, даже этот давний сон о Стране Чудес; и как она будет делить с ними их простые огорчения и простые радости, вспоминая собственное детство и счастливые летние дни.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14

На главную

 
Содержание:
[ Карта сайта ]