Алиса в стране чудес Lewis Carroll Alice's Adventures in Wonderland Перевод  Демуровой  Н.М Добавить в избранное

 

 

"Приключения Алисы в Стране Чудес" Перевод Н. Старилова

ГЛАВА IX. История Мнимой Черепахи.

- Ты не можешь себе представить, как я рада тебя видеть, старушка! - воскликнула Герцогиня, беря Алису под руку и уходя вместе с ней в сторону.
Алиса была рада, что она в таком отличном расположении духа и подумала про себя, что, возможно, все дело в перце, который и делал ее такой вспыльчивой, когда они встретились на кухне.
- Когда я буду герцогиней, - сказала она самой себе (впрочем, не слишком уверенно), - у меня на кухне не будет никакого перца. Суп хорош и без него. Кстати, не перец ли делает людей такими вспыльчивыми, - продолжала она, входя во вкус, - а уксус делает их кислыми, а ромашка едкими, а... а сладости делают детей послушными, вот. Ах, если бы взрослые это знали, они бы завалили нас конфетами...
Она совсем забыла про Герцогиню и слегка оторопела, услышав рядом ее голос.
- Вы задумались о чем-то, моя дорогая и забыли о нашем разговоре. Я не могу сразу сказать в чем мораль этой истории, но могу легко ее вспомнить.
- Возможно никакой морали тут нет, - осмелилась возразить Алиса.
- Что ты, детка, - сказала Герцогиня. - Во всем есть мораль, главное суметь ее отыскать, - и она прижалась к Алисе.
Алисе это не понравилось, во-первых, потому что Герцогиня была ОЧЕНЬ уродлива, и во-вторых, она положила подбородок прямо на плечо Алисе, а он был у нее ужасно острый. Но ей не хотелось быть грубой, поэтому она пыталась терпеть это как могла.
- Игра пошла гораздо лучше, - заметила Алиса, пытаясь поддержать светскую беседу.
- Именно так, - сказала Герцогиня, - и мораль такова: " О, любовь, любовь! Вот что движет миром!"
- Кто-то сказал, - пробормотала Алиса, - что каждый должен заниматься своим делом.
- Правильно! Я как раз это и имела ввиду, - сказала Герцогиня, закапывая свой подбородок в Алисино плечо, и добавила:
- А мораль этого - "заботься о смысле, а слова сами о себе позаботятся".
- Она везде находит мораль! - подумала про себя Алиса.
- Вы, милая, наверно, удивляетесь, почему я не обнимаю вас за талию, - сказала Герцогиня, - дело в том, что меня несколько смущает ваш фламинго. - Разрешите я все же попробую?
- Он может ударить в нос, - вежливо сообщила Алиса, которой вовсе не хотелось проводить этот эксперимент.
- Совершенно верно, - сказала Герцогиня. - Фламинго и горчица ударяют в нос. А мораль тут такова: "Рыбак рыбака видит издалека".
- Но горчица вовсе не птица, - заметила Алиса.
- Вы как всегда правы, - воскликнула Герцогиня, - Какой у вас ясный ум!
- Я думаю, это полезное ископаемое, - сказала Алиса.
- Именно! - сказала Герцогиня, которая казалось, была готова согласиться со всем, что скажет Алиса. - Тут совсем рядом есть горчичная шахта! А мораль тут вот в чем: " Чем больше у меня, тем меньше у тебя".
- Нет, знаю! - воскликнула Алиса, не обратившая внимания на последнее замечание Герцогини. - Она - овощ! Она непохожа на них, но так оно и есть.
- Я совершенно согласна с вами, - заявила Герцогиня, - а мораль тут такова:" Будь тем, чем хочешь казаться" или говоря по простому:" Никогда не воображай себя никем иным как тем, чем можешь показаться другим, когда был или мог бы быть несмотря на то, что ты был, а быть ты мог, так что хотя и не для них."
- Думаю, я поняла бы это получше, - очень вежливо сказала Алиса, - если бы вы представили это в письменном виде, а так мне очень трудно уследить за полетом ваших мыслей.
- Я еще и не такое могла бы сказать, - довольно ответила Герцогиня.
- Прошу вас, не затрудняйтесь! Этого вполне достаточно, - быстро сказала Алиса.
- О, не говорите о трудностях! - ответила Герцогиня. - Я дарю вам все, что сказала!
- Не слишком дорогой подарок! - подумала Алиса. - Надеюсь, здесь не дарят их на дни рожденья! - но не решилась сказать это вслух.
- Опять задумались? - спросила Герцогиня, снова втыкаясь ей в плечо своим острым подбородком.
- Я имею право думать. - резко ответила Алиса, потому что ей все это начинало надоедать.
- Почти также как и свиньи летать, - заявила Герцогиня. - А мо...
Но тут к великому удивлению Алисы, голос Герцогини куда-то упал, прямо посреди ее любимого слова "мораль", а ее рука задрожала.
Алиса подняла глаза и увидела перед собой Королеву, стоявшую со сложенными на груди руками и смотревшую мрачнее тучи.
- Прекрасная погода, ваше величество! - начала Герцогиня тихим, слабым голосом.
- Я делаю вам последнее предупреждение, - закричала Королева и топнула ногой. - Либо вы, либо ваша голова должны убраться отсюда и без промедленья! Выбирайте!
Герцогиня сделала свой выбор, в тоже мгновение исчезнув с глаз долой.
- Продолжим игру, - сказала Королева Алисе, а та была настолько испугана происшедшим, что безропотно побрела за ней на игровое поле.
В это время, воспользовавшись отсутствием Королевы, остальные игроки решили отдохнуть в тени, но увидев ее, они в тоже мгновение бросились играть, и Королева меланхолично заметила, что это мгновение спасло им жизнь.
Всю игру Королева не переставала препираться с другими игроками и кричать:
- Отрубить ему голову!
Или
- Отрубить ей голову!
Тех, к кому это относилось, тут же хватали солдаты, которым естественно, приходилось переставать изображать ворота, так что через полчаса исчезли и ворота и игроки, кроме Короля, Королевы и Алисы.
Тогда Королева остановилась, совершенно выбившись из сил и сказала Алисе:
- Вы еще не видели Мнимую Черепаху?
- Нет, - ответила Алиса. - Я даже не знаю, что это такое.
- Это то из чего делают мнимочерепаховый суп, - объяснила Королева.
- Никогда ничего подобного не видела и даже не слышала, - сказала Алиса.
- Тогда, пошли, - предложила Королева Алисе, - она расскажет вам свою историю.
Пока они шли Алиса услышала как Король тихо сказал, обращаясь ко всем сразу: " Вы все помилованы."
- Вот и отлично! - подумала она, так как ей было не по себе от количества казней, которые приказала совершить Королева.
Вскоре они наткнулись на Грифона, который крепко спал, развалившись на солнышке (если вы не знаете кто такой Грифон, посмотрите на картинку).
- Встать, лентяй! - сказала Королева. - Отведите эту молодую даму к Мнимой Черепахе, пусть она услышит ее историю. А я должна вернуться и проследить за казнями, - и она ушла. оставив Алису наедине с Грифоном.
Он не внушал Алисе большого доверия, но она решила, что, пожалуй, оставаться рядом с ним не более опасно, чем с кровожадной Королевой. И она стала ждать.
Грифон сел и протер глаза, потом подождал пока Королева отойдет подальше и захихикал:
- Вот потеха! - сказал Грифон то ли себе, то ли Алисе.
- Что именно? - спросила Алиса.
- Она, конечно. - ответил Грифон. - Это все ее фантазии - они никогда никого не казнят. Пошли!
-Тут все говорят "пошли!" - подумала Алиса, медленно идя за ним. - Мне за всю мою жизнь столько не приказывали!
Пройдя совсем немного, они увидели вдалеке Мнимую Черепаху. Она сидела печальная и одинокая на небольшом выступе скалы и когда они подошли поближе, Алиса услышала, что она вздыхает так, словно у нее разрывается сердце. И ей стало ее очень жаль.
- О чем она так горюет? - спросила она Грифона, на что Грифон ответил, почти теми же словами, что и раньше
- Это все ее фантазии, ей не о чем горевать. Пошли!
Они приблизились к Мнимой Черепахе, которая смотрела на них огромными глазами, полными слез и молчала.
- Это, значит, молодая дама, - сказал Грифон. - Ей, стало быть, желательно знать твою историю.
- Я расскажу ей ее, - ответила Мнимая Черепаха басом, - садитесь, оба. И ни слова пока я не закончу.
Они сели и молчали несколько минут. Алиса подумала: " Не пойму, как она может кончить, если не начинает? - но продолжала терпеливо ждать.
- Когда-то, - сказала наконец Мнимая Черепаха с глубоким вздохом. - я была действительной черепахой.
За этими словами последовала долгая пауза, которую нарушали только редкие восклицания: "Гх-гм!" - Грифона и непрекращающиеся рыдания Мнимой Черепахи.
Алиса уже собиралась встать и сказать: "Спасибо мадам, за ваш интересный рассказ", но она не могла расстаться с мыслью, что должно же последовать что-нибудь еще, поэтому продолжала сидеть и молчать.
- Когда мы были детьми, - Мнимая Черепаха наконец заговорила более спокойно, хотя иногда не могла сдержать рыданий. - Мы ходили в школу. В глубине моря... Учителем был старик, мы звали его Сухопутной Черепахой...
- Почему же вы звали его сухопутной черепахой, если он жил в море? - спросила Алиса.
- Мы называли его Сухопутной Черепахой, потому что он учил нас, - сердито ответила Мнимая Черепаха, - ты что, совсем тупая?
- Как тебе не стыдно задавать такие наивные вопросы? - присоединился к ней Грифон, после чего они оба молча сидели и смотрели на бедную Алису, которой хотелось от стыда провалиться сквозь землю.
Наконец, Грифон сказал Мнимой Черепахе: " Гони дальше, старина! Не торчать же нам тут весь день! - и она снова заговорила:
- Да, мы ходили в школу в море, хотя вы и не верите в это...
- Я этого не говорила, - вставила неутомимая Алиса.
- Нет, говорила, - сказала Мнимая Черепаха упрямо.
- Попридержи язык! - предупредил Алису Грифон, и она промолчала.
Мнимая Черепаха продолжила.
- Мы получали прекрасное образование - ведь мы ходили в школу каждый день...
- Я тоже ходила в дневную школу, - сказала Алиса, - что тут особенного?
- С отдельно оплачиваемыми предметами? - спросила Мнимая Черепаха с некоторым беспокойством.
- Да, - сказала Алиса. - Мы учили французский язык и музыку.
- А умывание? -спросила Мнимая Черепаха.
- Конечно, нет! - с негодованием ответила Алиса.
- Ага! Значит твоя школа была не такая уж хорошая, - сказала Мнимая Черепаха с чувством огромного облегчения. - А вот в нашей в конце счета писали:" Французский, музыка и УМЫВАНИЕ - дополнительно."
- Вряд ли вам это было так уж нужно на дне-то моря, - заметила Алиса.
- Мне не удалось пройти весь курс, - вздохнула Мнимая Черепаха, - Только азы.
- Что это значит? - спросила Алиса.
- Качка. И судороги, конечно, для начала, - ответила Мнимая Черепаха, - и некоторые разделы Арифметики - Честолюбие, Рассеянность, Обезображивание и Осмеяние.
- Никогда не слышала об "Обезображивании", - осмелилась заметить Алиса. - Что это такое?
Грифон от изумления всплеснул обеими лапами: "Что?! Не знать об обезображивании? - воскликнул он. - Надеюсь, ты знаешь, что такое "украшать"?
- Да, - ответила Алиса с некоторым сомнением, - это значит...ну... делать что-то более нарядным.
- В таком случае, - продолжал Грифон, - если ты не знаешь, что значит обезображивать, ты сущая простушка.
У Алисы пропало желание дальше обсуждать эту тему и она повернулась к Мнимой Черепахе с вопросом:
- Что еще вам пришлось изучать?
- Ну, например, Таинства, - ответила Мнимая Черепаха, отсчитывая предметы на ластах. - Таинства древние и современные с Мореграфией, потом Тягучая Болтовня - Болтуном у нас был старый угорь, он приползал обычно раз в неделю и учил нас Тягучей Болтовне, Растягиванию и Наворачиванию -на - Катушку.
- Как это? - спросила Алиса
- Ну, я сама не могу тебе этого показать, - сказала мнимая Черепаха. - Я слишком жесткая, а Грифон никогда этому не учился.
- Не было времени, - заявил Грифон. - Я и так учился у выдающегося специалиста. Это был старый краб. Бедняга.
- Мне не довелось, - вздохнула Мнимая Черепаха. - Он, говорят, учил Смеху и Слезам?
- Так оно и было, - теперь уже вздохнул Грифон, и оба прикрыли лица лапами, погрузившись в воспоминания о золотом детстве.
- А сколько часов в день вы делали уроки? - быстро спросила Алиса, пытаясь отвлечь собеседников от грустных воспоминаний по давно прошедшему детству.
- Десять часов в первый день, - ответила Мнимая Черепаха, - девять на следующий и так далее.
- Как интересно! - воскликнула Алиса.
- Так ведь поэтому они и называются уроками, - заметил Грифон. - Потому что урочное время с каждым днем уменьшается.
Для Алисы это была большая новость, и она некоторое время переваривала ее, прежде чем сделать следующее замечание.
- Значит, на одиннадцатый день у вас должны были быть каникулы?
- Ясное дело, - сказала Мнимая Черепаха.
- А что было на двенадцатый? - нетерпеливо допытывалась Алиса.
- Ну, хватит об уроках, - прервал Грифон решительным тоном, - расскажи ей теперь что-нибудь про игры.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12

На главную

 
Содержание:
[ Карта сайта ]